Священная Амрита

В древних текстах Индии утверждается, что "Амрита - это пища Богов", "Нектар с непередаваемым божественно-сладким вкусом", его невозможно получить никаким способом. Еще скромненько сказано, что "Одна капля Амриты заменяет одну Жизнь"...

Я слышал о Детском доме под Майсуром от моих друзей еще в Москве. Мне просто сказали - "обязательно!!!".

"Амрита"

От Бангалора до Майсура на машине, если она более-менее едет, примерно 4 часа пути. Наша не летела, но, в общем, ехала. Утром я пошел на дорогу перед Ашрамом, где всегда стояло несколько машин со скучающими в ожидании заработка таксистами. Встретившись глазами с одним из них, я подумал - "Наверно хороший дядька". Стартанули вчетвером сразу после утреннего даршана. Ему было лет 50, он сидел немного ссутулившись, почти не бибикал, как другие и был намного спокойнее, чем свойственно индийским водителям. Я подумал, что наверно дома жена сегодня очень порадуется, ведь полторы тысячи рупий - это для индии очень приличные деньги. У него на торпеде стояла в индийской рамке фотография Свами. Утром перед выездом из дома, он, наверно как всегда, повесил на нее маленькую гирлянду из цветов жасмина. Они были свежими и источали нежный аромат. Это так трогает. Дядька оказался молчаливым, вел спокойно, был в хорошем настроении, ведь ему сегодня "Свами дал хороший заработок!".

Детский дом под Майсуром оказался небольшим зданием. Перед ним на пятачке бегало несколько вечно-чумазых и вечно-веселых босоногих сорванцов. Они сразу забыли о своих играх и с нескрываемым любопытством обступили нашу машину. Делать нечего, надо выходить. Меня сразу взяли в оборот за обе руки, кто-то настойчиво дергал за низ майки сзади, и пара из эскорта бежала впереди и что-то громко кричала, видимо о нашем приезде.

Здание было старым, наверно английской постройки, из крупного камня и, попав внутрь, мы сразу погрузились в прохладу. Этот очень разительный и приятный контраст располагал к отдыху, что нам и предложили сделать на деревянных скамьях, в ожидании хранителя "чуда". Вскоре появился мужчина, лет шестидесяти. Он был грузным, небритым и лысым. Я кое-что знал о нем, о том, что давным-давно Свами направил его в пещеру "Патал-Бхуванишвар" под Альморой для длительной медитации. Видимо готовил его уже тогда для этой работы. Он медленно передвигался, тяжело переступая с ноги на ногу, основательно покачиваясь при этом. В храмовый зал детского дома вошли только мы и он. Наш шофер стеснительно замешкался в дверях и, увидев это, наш "хозяин" разрешающе кивнул ему. Тот заулыбался и поспешил оставить свои сандали у дверей.

Столько фотографий Сай Бабы я, пожалуй не видел нигде, но посреди в алтарной части, чуть внизу на небольшом постаменте стояла огромная, где-то 70х50 фото молодого, лет 30-35, Свами. Она была прекрасна! Что на всей фото определить невозможно, потому что видно только овал лица. Волос не видно и не видно больше ничего, потому что на всей поверхности стекла материализованный Вибхути. Пока мы скучились перед Свами, смотритель, не теряя времени, вышел из-за алтаря и сел перед ним прямо на пол, приглашая нас сделать то же самое. У него в руках была небольшая серебряная пиала с ложкой. Что в ней я сразу же предположил, но не может быть, чтобы такое величайшее чудо было показано и продемонстрировано нам прямо сейчас и вот так вот запросто...

Мы сели перед ним полукругом, и он нам показал движением своей руки, чтобы мы протянули вперед левую руку ладошкой вверх, пальцы вместе и чуть блюдцем. Ну, думаю, начинается!
Мне на ладонь, ближе к запястью, он положил маленький медальон с портретом Ширди Бабы, осторожно взяв его из пиалы чайной ложкой. Медальон был окаймлен тоненькой полосочкой золота. Размером с полфаланги мизинца. И вдруг я увидел своими глазами, но отказывался верить. Этого не может быть и всё! От медальона в центр ладони потекла Амрита. Это было настолько явно и вдруг, он чайной ложкой забирает ЕЁ и, быстро взяв мою правую руку, выливает мне на ладонь. Пока я пялился на правую ладонь, чувствую - течет! Смотрю на левую с медальоном, а на ней уже пару чайных ложек Амриты. Он опять быстро забирает ЕЁ с левой на правую ложкой и говорит: - "Пей!". И, видя мою робость и оцепенение, помогает мне, поднимая снизу мою ладонь своей ко рту...

Что я могу сказать... Амрита!

Выпил три ладони.

За что мне такая карма?...

Говорят, я был два дня сам не свой, как будто в каком-то блаженстве.

А мне кажется до сих пор...

В Москву я привез чуть-чуть в маленькой баночке.

Павел Ванин
08.04.2007