КВН

Дело было в местечке Сукко под Анапой, в спортивном лагере МГУ «Голубая долина». Я вообще обожал этот лагерь, потому что помимо обычных удовольствий студенческой жизни, он позволял при желании легко менять цивилизованный образ жизни на «дикий» и наоборот. Сукко расположено на границе Большой Анапы, западнее его была равнинная цивилизованная часть побережья, а восточнее – аж до Новороссийска - горы, обрывающиеся через узенький галечный пляж прямо в море.

     Ездил я в Сукко обычно дикарем, на полную катушку пользуясь как прелестями свободной жизни, так и позитивными сторонами лагерного быта (одну смену мне даже удалось бесплатно питаться в столовой лагеря, поскольку вожатый каждого отряда считал, что я из другого отряда).

     Вот как-то под вечер пошел я на пляж мимо корпуса лагеря. Вижу: на веранде народ толпится, хотя для дискотеки было рановато. Я свернул узнать в чем дело. Мне сказали, что скоро начнется КВН. И тут меня окликнул мой товарищ по физфаку Леша Иванов, Он сказал, что у них в команде не хватает людей. В общем, поучаствовать в КВН меня долго уговаривать не пришлось. Я спросил, кто у них капитан. Мне ответили, что капитана пока еще не выбрали. Леша сказал: «Игорь, а давай – ты будешь капитаном, а то тут все отнекиваются». Ну я согласился.

     Одного взгляда на команду противника было достаточно, для того чтобы понять почему никто не хотел быть капитаном и почему вообще в нашей команде царило апофигистское (если не сказать, упадническое) настроение. Против нас готовилась играть не просто команда какого-то отряда, а полный состав Студенческого театра миниатюр биологического факультета. Это был сплоченный коллектив, объездивший с гастролями почти всю страну. В общем, профессионалы студенческого юмора. Соответственно, с нашей стороны настроение было как у заводских футболистов, которых вывели на поле играть против сборной Бразилии.

     До начала КВН оставалось пять минут. Я спросил, какое у нас приветствие. Мне с философским видом ответили, что никакого приветствия нет. Я уже перестал удивляться и стал брать управление командой в свои руки, велев принести мне из корпуса подушку без наволочки.

     Ведущий объявил начало игры. Как и следовало ожидать, команда противника выступила с блестящим и хорошо отрепетированным приветствием нам. Отвечать им на сколько-нибудь достойном уровне мы, разумеется, не могли. Тут как раз принести подушку. Я закрытый командой от зрителей вбил один ее угол внутрь и водрузил на свою голову в качестве импровизированной треуголки Наполеона. При этом еще для большей узнаваемости образа я в соответствии с манерами императора Франции заложил ладонь правой руки (кроме большого пальца) между пуговицами воображаемого сюртука, то есть между пуговицами рубашки. Со скорченной гордым высокомерием физиономией меня вынесли на руках к команде противника, перед которой я снял свою подушечную «треуголку» и манерно раскланялся. После чего передал подушку назад и по моей истошному крику «Команде противника физкульт-привет!!!» она была метко кинута в капитана биофаковцев.

     Разминку мы, конечно, проиграли – но по крайней мере, не с позорно-сухим счетом. Настроение в нашей команде изменилось и игра началась уже всерьез. Вторым конкурсом была разминка и мы свели ее вничью.

     А дальше объявили конкурс капитанов… Нужно сказать, что капитаном команды противника был весьма колоритный весельчак далеко не студенческого и даже не аспирантского возраста (профессиональный режиссер, руководивший не только студенческим театром, но и художественным театром, если я не ошибаюсь в Наро-Фоминске). Но у меня уже пошел кураж и все его титулы мене было «по барабану».

     Нам объявили задание: нужно было придумать рецепт блюда для «рыбного дня» в лагерной столовой (если кто еще помнит, из-за дефицита мяса по четвергам в советском общепите был «рыбный день»). Мне тут же пришла в голову идея рассказать про приготовление монастырской ухи. Я без подготовки схватил микрофон и начал вещать примерно следующее:

     «Мне вспоминается легендарный рецепт монастырской ухи, изобретенной монахами для преодоления диетических ограничений великого поста. Бралась курица (тут среди публики сразу пошли смешки). Она сначала варилась в бульоне из пескарей, затем отвар выливался и по второму разу варилась в бульоне из щуки. Затем отвар снова менялся на это раз уже на севрюжий или осетринный. После чего набравшая рыбных ароматов курица объявлялась рыбой и, приправленная зеленью, подавалась к монастырскому столу как постное блюдо. В общем, мое пожелание к нашей столовой по четвергам: класть в рыбу больше мяса!!!»

     Мне просто устроили овацию – поскольку обязательный «рыбный день» всем нам порядком опостылел. Мне потом рассказывали со стороны, что мои интонации в изложении волнующих воображение кулинарных деталей были такие, что у народа чуть слюньки не потекли (все последующие позже попытки по просьбе друзей «на бис» повторить этот рассказ такого эффекта не имели).

     А у капитана биофаковцев ровно никакой целостной идеи для куражного выступления не оказалось. Он оживленно нес какой-то бред на кулинарные темы, да еще закончил его присоединением к моей просьбе «класть в рыбу больше мяса». В общем, его выступление на капитанском конкурсе после меня смотрелось уже как вторичное, и мы вышли по очкам вперед.

     После этого наша команда не проиграла ни одного конкурса, только увеличивая разрыв в очках. Веселость наших зарепетированных противников, лишенных куража своего изрядно поникшего настроением капитана, смотрелась уже совершенно искусственной и неубедительной. А наша команда, совершенно не сыгранная, но при этом состоявшая из довольно ярких личностей, наоборот стала играть вдохновенно. И наша победа в итоге была неоспоримой даже соперниками.

     Вспоминая с улыбкой сие состязание «веселых и находчивых», я думаю, что классический, импровизационный КВН уже погублен на корню технологиями шоу-бизнеса. Но если бы вдруг пришлось сделать игру сборной нынешних чемпионов высшей лиги «теле-КВН» с десятком моих приятелей по правилам игр советской поры, то, возможно, шоу-молодежь бы весьма убедительно проиграла,.. )

     P.S. Для справки: рецепт монастырской ухи - реальный.
Игорь Олейник
09.04.2007