Открытие

Курский мединститут, экзамен по фармакологии.
Кто знает, что это за зверь, тот понимает смысл фразы: сдал фармакологию - можешь жениться. Жуткий экзамен!
Пришла и моя очередь. Вхожу, с трепетом душевным беру билет... Хвала Асклепию, все знаю! Бодренько набрасываю план ответа, на бланках выписываю требуемые рецепты - это один из вопросов, и топаю отвечать.
Все идет гладко, профессор явно доволен, проматривает рецепты... что-то пометил... но пока молчит. Я закончил излагать, вежливенько так пододвигаю зачетку.
- А скажите-ка, молодой человек, известны ли Вам такие препараты, как салуретики? - изрекает профессор дополнительный вопрос.
- Конечно, профессор. Это класс мочегонных, к которому относятся....тра-та-та-та... - отчеканиваю ответ.
- Хорошо, а не расскажете ли Вы нам механизм их действия?
Мир рухнул в пустоту в моей башке. Я точно знал, что ничего об этом не знал. Ну вооще, ни сном, ни духом. Кранты стипендии!
Возвожу очи горЕ. Над головой професора таблица, а на ней - схема нефрона (структурно-функциональной единицы почки) со всякими там стрелочками и формулами. Понимая, что молчать нельзя, начинаю вещать что-то наукообразное. Ну, вроде молитвы на икону нефрона. Говорю долго, профессор слушает с интересом, не перебивает. Вещаю, сколько позволяют приличия и умолкаю.
- Это все, что Вы хотели сказать, юноша?
- Да, Николай Васильевич.
- Очень, очень интересно! Чрезвычайно!
Понимаете, дорогой мой, до сих пор никто толком не знает, как действуют салуретики. Хорошие лекарства, успешно применяются... но их механизм пока еще толком не изучен.
А у Вас очень, очень интересная теория! Просто замечательная!
Ладно, давайте зачетку.
Аркадий Голод