Марина Насырова: "Меня понесло по волнам моей памяти"

Вместо пролога


     Вера Гордеева: «Кот вышит "полосатостью", усы торчат, у совы – ушки и глаза. Да, и закладка из книги свисает. Заказ в кабинет юриста…» «Это "лапоточки", просто – не "как у всех", я их расшила вязаными фрагментами…» «Сумка для любительницы живописи… И еще одна... Это уже в другой технике, но опять сумка для любительницы необычного. На сумку нашила гобелен, расшитый шелком и шерстью, даже пластмассовыми элементами (это вместо стразов). Объемная часть делается только с одной стороны сумки (лицевой), чтобы не портить одежду царапками…» *)

     Чем-то теплым и уютным повеяло от этих слов. И чем больше я рассматривала представленные в Художественной галерее Клуба работы Марины Насыровой, тем легче мне было вообразить, как наслаждалась творчеством ее Душа. Представьте и вы, как теплые и светлые энергии перетекают, наполняя вас умиротворенностью, восхищением, любовью. Именно любовью пронизано все ее творчество, превращая, казалось бы, обыденные предметы в изделия декоративно-прикладного искусства. Вполне естественно, что мне захотелось узнать больше об авторе этих работ. Так, в предвкушении общения с человеком духовно богатым, и родился мой замысел подготовить интервью, которое ввиду его объемности и протяженности во времени я назвала «Пять вечеров с Мариной Насыровой». И так …

Вечер первый.

«По волнам памяти»


     Вера Гордеева: – Марина, Вы – дизайнер. Помню, еще в 80-е годы довольно сложно было "пробиться" человеку со столь неординарной профессией. Готовя репортажи с выставок, я часто слышала нарекания на невостребованность от выпускников художественно-промышленного института (все с завистью поглядывали на Запад, вздыхая о нашей непроглядной "серости"). Насколько Вы реализованы в этой профессии и стала ли она для Вас по-настоящему "своей", нет ли ощущения потерянного времени?..

     Марина Насырова: – Я не заканчивала художественно-промышленный институт. В 80-е годы я работала преподавателем немецкого языка в Ташкентском Государственном Университете, затем в медицинском институте (было поветрие, когда не позволяли родственникам работать в одной организации, а у меня муж был заведующим аспирантурой для иностранных студентов, а свекор –доцентом географического факультета). Несмотря на очень хорошие результаты и большое удовольствие, которое я получала от преподавания, пришлось с этим покончить – жить на это нельзя было. Сидела дома с детьми и зарабатывала шитьем и вязанием-вышиванием. Уезжавшие тогда в Америку знакомые заказывали всякие "эксклюзивные" вещи. А фантазия у меня всегда была буйная, ручки достались умелые, вот я и занималась этим, тоже с удовольствием. Потом настали трудные времена – я не смогла перенести вольную и безответственную жизнь мужа. Почти бедствовали с детьми (их у меня трое).

     Но как-то всегда случай помогал – пригласили в немецкую фирму работать, т.к. свободное владение языком не очень распространено было. Постепенно привыкла много работать и много зарабатывать. И так жила много лет, окончила Московскую Академию управления и права, руководила международным проектом, работала в самых разных сферах жизни на уровне международного сотрудничества. Но налоговое и таможенное право – тоже не на всю жизнь оказались кормильцами.

     В Москве "поддалась на провокацию", ушла из переводческого дела на постоянную работу начальником отдела внешнеэкономических связей. Проработала совсем недолго – чуть больше полугода, а потеряла очень много, а главное – место в строю переводчиков. Помыкалась из одной австрийской фирмы в швейцарскую, потом – немецкую, но это все было бледно и тоскливо во всех отношениях.

     С подругой решили открыть свой небольшой бизнес - "дизайн и декорирование помещений". Окончили курсы, накупили книг и стали набивать шишки на практике. И вот уже кончается второй год – результат можно оценить на "удовлетворительно". Работа интересная, удовольствие приносит, денег – пока не очень. Побочное занятие – изготовление "на коленке" всяческих панно, сумок, шарфов и т.д. Тоже – удовольствие. Еще бы и потребителя для этих шедевров найти – вообще бы здорово было.

     Попробовала, с подачи друзей по Клубу, разместила на сайте "Ярмарка мастеров" несколько своих работ. Сразу получила несколько заказов. Я столько всего умею и придумываю, что готова день и ночь рукодельничать или эскизы рисовать – лишь бы что-то пригодилось кому-то. И – о счастье! Это мое увлечение еще и приносит кое-какие деньги, я на них живу, во всяком случае. Со временем круг клиентов расширяется, и они проявляют интерес к моей "творческой несдержанности".

     Думаю, тем, кто не "чужак" в Москве – гораздо легче. Но и я не считаю, что время потеряно зря. И работа дарит столько встреч и знакомств с интересными людьми. Очень приятно, когда люди получают то, о чем совсем недавно и представления не имели – и в восторге от этого.


     Очень интересный рассказ, причем в прекрасной тональности рука не поднимается что-то править, редактировать). Так, перемежаясь, творчество переплеталось с линиями судьбы, образуя удивительное по яркости и неповторимое полотно жизни моей собеседницы. Мне казалось, ей и самой приятно вспоминать свою жизнь – это как бусинки перебирать - слово по слову, год за годом... Но продолжим знакомство...


     Вера Гордеева: – Марина, в плавном течении Вашего рассказа я усмотрела несколько неожиданных «блесточек» или «солнечных зайчиков», если хотите. В сложные времена, когда многие решали вопрос выживания, торгуя на рынке, занимаясь челночным бизнесом и т.д., Вы уходите из профессии (преподавателя и переводчика) и начинаете зарабатывать на жизнь «шитьем и вязанием-вышиванием». Почему-то у меня сразу возникает ассоциация со Средней Азией (Ташкент) и национальным пристрастием к шитью и вышивке. Я угадала происхождение Вашего «хобби»? Повторно эта тема еще раз возникает в Вашей жизни, когда Вы решаетесь заняться дизайном и декорированием помещений (это ведь тоже не случайно). Так откуда у Вас эта любовь к декорированию и народным промыслам, Вы не задумывались об этом? А может, это искусство пришло к Вам из прошлых жизней? И еще, поделитесь секретами творчества: что это за техника– «на коленке»?)))

     Марина Насырова: – Я думаю, что мои уменья произошли от многонациональных предков. В семье после 1937 года многое замалчивалось, потому я и не очень много и совсем неподробно знаю о своих родственниках. На красивых картонных открытках мы с братом с интересом рассматривали портреты каких-то неведомых офицеров, их семей, не догадываясь, что это – фотографии прадедушки и его семьи. Он служил в армии и вместе с генералом Скобелевым прошел от города Верный (ныне Алматы) до населенного пункта, который стал зваться Скобелевом, позднее Ферганой. В Фергане родилась моя бабушка, Ольга Гавриловна. Потом семья перебралась в Ташкент, и уже там происходили разные события, о многих я и не подозреваю.

     Где бабушка нашла своего будущего мужа – уму непостижимо, это был какой-то польский венгр, который приехал помогать революции. А стал музыкантом в театре. Он был огромный, и впечатляющая внешность помогала ему во всем. Фотографии я очень любила рассматривать и удивлялась - почему мы-то все такие мелкие? Этого дедушку занесло в 1937 году в лагеря по доносу одной из соседок (она мирно дожила до моего детства, и ее внук учился со мной в одном классе). Соседи по старому двору часто рассказывали, как все боялись деда, потому что он был очень вспыльчив и побить мог любого. Но все умел делать руками. А что прабабушка была еврейкой из-под Гродно, я узнала, будучи уже 30 лет отроду. (Очень подробно?) Ну вот, а с маминой стороны – татары, из-под Казани, хотя все детство она прожила на Украине – сначала в детдоме, а потом " в услужении" в семье, нянчила детей хозяйских. Оказывается, такое тоже было в советском прошлом.

     В общем, когда я была маленькой, моя мама все умела и все делала, вроде как само собой разумеющееся. Могла сшить костюм снежинки или Снегурочки, могла красивую школьную форму необычную сшить, хоть и коричневую, но красивую. Могла быстренько довязать на дырявом носке новую пятку – и он снова носился. Но меня вязать научила бабушка, папина мама. Она умела делать руками все – кружева плести, бисерные цветы и вставки, филейное кружево и еще многое другое. Их в гимназии многому учили. У меня было ощущение, что все должны уметь все. Ну, я и начала делать – шила куклам, вязала нам с братом. Во втором классе начала вязать спицами и крючком. Я болела ревматизмом (родители-то – геологи), потому регулярно лежала в больницах и там вышивала салфетки в подарок маме и папе.

     Помню, в 5 классе я начала шить себе платья сама. Мама давала мне полную свободу: хочешь – делай! Не ругала за испорченные ткани, да я и не портила. Когда у меня появились претензии к себе и своей фигуре в старших классах – я сама себя одевала. И шила брату брюки и джинсы бесконечное количество раз. Он их рвал где-то, его ругал папа, я опять шила новые "клеши", он опять их рвал. Навыки наработала, видно, тогда.

     Я и сабо сама делала – мебельными гвоздочками прибивала верх, сшитый из старой замшевой сумки. Сумки тоже вязала и шила из всего и для всех. Очень любила "на подарки" делать разные разности. Да, я всегда любила живопись, в доме была большая библиотека (около 8 000 томов) и среди них – альбомы – Рафаэль и передвижники, Фернан Леже и Босх – все было! И мы с братом этим напитались вдосталь. Знали не только истории картин и биографии художников – были ими "вскормлены" в определенном смысле.

     Вера, я вдруг поняла, что меня "понесло" по волнам моей памяти. Извините за такой подробный экскурс в прошлое. Мне не приходилось об этом вспоминать давно – вот и ...

     Вера Гордеева: – Ну, что Вы, Марина, это так увлекательно… - подумала, мысленно продолжая наш разговор. Но вечер уже плавно перетекал в ночь, сквозь песочные часы просеивая время… Всемирная паутина поглотила очередную порцию вопросов к моей собеседнице, чтобы уже завтра вернуть их конвертированными в ответы…

Продолжение следует