Александр Неклесса

   В стратегических играх вес игрока определяется не только и не столько финансовой составляющей. Бессмысленно составлять сетку влияния, ориентируясь только на величину капитала. К примеру, саудовские шейхи, обладающие миллиардами долларов – фигуры, слабо влиятельные в среде транснациональной элиты. Во всяком случае степень их влияния далеко не пропорциональна их капиталу.
      В современном мире нужно обладать влиянием, чтобы обладать влиянием. Такая вот тавтология получается.
     Поэтому Россия сможет овеществить свои финансовые ресурсы на уровне конкретных личностей только в том случае если за ними будет стоять некоторая национальная корпорация. Если олигарх выступает в индивидуальном качестве, претендуя на место в транснациональной элите то либо его место будет весьма незначительным, либо он его вообще не получит. А его финансовые ресурсы в какой-то момент, если транснациональная элита сочтет это актуальным, то просто отберет в свою пользу.
      Сейчас наработано много технологий отбирания бизнеса. На примере Владимира Гусинского каждый российский олигарх видит, что он может быть в одночасье арестован, помещен в камеру и все дальнейшие процессы могут происходить как технические процедуры. Совсем другое дело, если тот же олигарх будет выступать не в личном качестве, а как представитель влиятельной корпорации, ведущей свою стратегическую игру на высоком уровне.
     Формирование в России национальной корпорации - это процесс многоплановый и многомерный. Он включает в себя не только планирование стратегии, но и консолидацию элит, и понимание элитой того, чем же собственно она является, понимание общего интереса как частного и частного интереса как общего, понимания границ конкуренции и т. д. Тут очень много задач, которые в других странах решены, а в России они даже не поставлены.